Дробление бизнеса опасно. Вас может не понять налоговая

Дробление бизнеса

Ни для кого не секрет, что вести бизнес через много мелких компаний и предпринимателей выгоднее и безопаснее. Налогов можно платить меньше, а вероятность привлечь к своему бизнесу нездоровое внимание контролирующих органов и прочих заинтересованных лиц - значительно меньше. Но это, к сожалению, только в теории. На практике, благодаря широкому внедрению информационных систем, выявить группу взаимосвязанных лиц несложно, иногда достаточно воспользоваться любым сервисом проверки контрагентов. В результате для не очень крупных компаний затраты на то, чтобы спрятать взаимосвязанность, могут быть сопоставимы с экономией от дробления бизнеса.

Дробить бизнес чтобы оставаться на специальных режимах налогообложения– небезопасная налоговая схема. Такой сценарий порой приводит к самым негативным последствиям. В случае судебного разбирательства суды оценивают подобные действия как создание формального документооборота с целью занижения доходов путем их распределения по зависимым компаниям, которые работают на спецрежимах.

Дробление само по себе не является незаконным, однако налоговики стараются найти доказательства того, что налогоплательщик при разделении бизнеса преследовал единственную цель – сэкономить на налогах.

Понять, на что обратят внимание налоговики при проведении проверки, можно обратившись к письму от 11.08.2017 № СА-4-7/15895@. В данном письме раскрыт ряд признаков, указывающих на факт дробления бизнеса с целью ухода от исполнения налоговой обязанности. Данные признаки также проиллюстрированы примерами из судебной практики.

Необходимо отметить, что в каждом конкретном случае совокупность доказательств, собранных в рамках мероприятий налогового контроля, будет зависеть от конкретных обстоятельств, установленных в отношении участников схемы и их взаимоотношений.

Что будет рассматриваться в качестве доказательств незаконности

В качестве доказательств, свидетельствующих о применении схемы дробления бизнеса, могут выступать следующие установленные в ходе налоговой проверки обстоятельства:

  1. Дробление одного бизнеса происходит между несколькими лицами, применяющими специальные системы налогообложения вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность.
  2. Применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников данной схемы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении в целом всей хозяйственной деятельности.
  3. Налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса
  4. Участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности.
  5. Создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала.
  6. Несение расходов участниками схемы друг за друга.
  7. Прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.).
  8. Формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей.
  9. Отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов.
  10. Использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в сети «Интернет», адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и т.п.
  11. Единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой её участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими.
  12. Фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами.
  13. Единые для участников схемы службы, осуществляющие: ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и т.д.
  14. Представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и иными контрагентами (не входящими в схему дробления бизнеса) осуществляется одними и теми же лицами.
  15. Показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения.
  16. Данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;
  17. Распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

Таким образом, можно сформулировать признаки, которые указывают, по мнению налоговых органов, на дробление бизнеса, целью которого является налоговая экономия:

  • Общая согласованность действий участвующих в дроблении лиц.

    На согласованность действий участвующих в схеме лиц указывает сочетание указанных выше критериев. Когда компания отвечает одному или двум признакам – это еще не может доказывать незаконность разделения, однако их совокупность станет основанием для проведения налоговой проверки и последующих доначислений. При этом налоги будут доначислены с учетом всей прибыли, которая была получена участниками схемы.

  • Компании, фактически не ведущие никакую деятельность, но включенные в схему взаимодействия.

    Деятельность подобных компаний и индивидуальных предпринимателей указывает на незаконное дробление, поскольку они лишь формально находятся в цепочке взаимодействия и в действительности не ведут никакую деятельность. В качестве примера можно привести дело, рассмотренное Верховным судом РФ (Определение от 27.11.2015 № 306-КГ15-7673). В ситуации, которая являлась предметом рассмотрения в данном деле, от имени компании действовал индивидуальный предприниматель, осуществлявший продажу товарах в торговых точках, которые принадлежали обществу. Налоговиками был доказан факт того, что данный предприниматель фиктивно был включен в процесс торговли. Данный вывод был также поддержан и судом.

  • У группы компаний размер налогов меньше, чем он должен быть у одной.

    Данный признак, как и все иные, оценивается налоговиками в совокупности с другими признаками, указывающими на дробление бизнеса с целью налоговой экономии. Налоговые органы при проверке складывают все доходы, которые были получены участниками схемы и вычитают из них понесенные всеми расходы, а затем доначисляют налоги. Суды очень внимательно относятся к методам расчета, применяемым налоговиками в данном случае и нередко встают на сторону плательщиков.

  • Компании действующие, однако разделение деятельности носит формальный характер

    Участники схемы могут сэкономить путем перераспределения ресурсов. Это позволяет сохранить работу компаний на спецрежимах. Суд может признать, что имеет место разделение бизнеса, но при этом не согласиться с выводами инспекции, которая указывает на необоснованную налоговую выгоду. Хозяйствующие субъекты могут вести деятельность так, как они сочтут нужным. Например, как указано в постановлении ФАС Центрального округа от 18.12.2013, если площадь в одном помещении поделена на магазин и бар, и при этом оба этих объекта соответствуют ЕНВД, это законно.

  • Компании фактически занимаются одной и той же деятельностью.

    Когда участники налоговой схемы занимаются одной и той же деятельностью и при этом подпадают под спецрежим – это вызывает интерес у налоговой. В таком случае необходимо иметь обоснование деловой цели данного разделения, и притом данная цель не должна быть связана с экономией на налогах.

В рамках рассмотрения вопроса о законности дробления бизнеса необходимо также отметить выводы Конституционного Суда РФ, сделанные им в определении 04.07.2017 № 1440-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунеева Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 146, 153, 154, 247-249 и 274 Налогового кодекса Российской Федерации». Суд указал, что налоговое законодательство не исключает в налоговых правоотношениях действия принципа диспозитивности и допускает возможность выбора налогоплательщиком того или иного метода учетной политики (применения налоговых льгот или отказа от них, применения специальных налоговых режимов и т.п.), которая, однако, не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями.

Конституционный Суд также отметил, что в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами то это, в свою очередь, предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет так, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом, на основании соответствующих положений НК РФ, регулирующих порядок исчисления и уплаты конкретного налога и сбора.

Подводя итог изложенному, можем отметить рост количества судебных дел, предметом рассмотрения которых являются обстоятельства, свидетельствующие о получении налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды в результате применения схем дробления бизнеса. При этом, в настоящее время практика по делам рассматриваемой категории продолжает активно формироваться арбитражными судами.

Сформулированные в судебных актах правовые позиции позволяют утверждать, что для обоснования вывода о применении налогоплательщиком схемы дробления бизнеса налоговому органу необходимо располагать доказательствами, которые в совокупности и взаимосвязи будут однозначно свидетельствовать о совершении проверяемым налогоплательщиком совместно с подконтрольными ему лицами виновных, умышленных согласованных действий, направленных не столько на разделение бизнеса самого по себе, что признается оптимизаций предпринимательской деятельности, сколько на получение в результате применения такой схемы необоснованной налоговой выгоды путем уменьшения соответствующей налоговой обязанности или уклонения от ее исполнения.

Наши офисы

Like what you see?

Hit the buttons below to follow us, you won't regret it...